Denis

Когда в Арамболе мы сняли дом и наладили быт, Маша решила вплотную заняться английским. Все вокруг говорили на «хиндиш» — сильно упрощенном языке без артиклей, времен и прочих заморочек. Это было не то, что ей хотелось.

Решила она за нас обоих, тут же залезла в интернет и нашла человека, который: а) хорошо знает язык; б) живет в Арамболе; в) россиянин; г) с интеллигентными глазами.

Денис прилетел из Питера, чтобы поездить по Индии, останавливаясь в духовных местах. Он убежденный вегетарианец, осваивает философию древнего учения Веды. В прошлые приезды Денис жил в ашрамах, где проходил технику Випассаны – 10 дней в тишине, созерцании и медитации. Никакой связи с внешним миром, нельзя читать, писать, курить, говорить — даже жестами.

(У меня есть знакомые, которые не могут помолчать 10 минут, не то что дней).

Я спрашиваю Дениса: — И как оно?

Он говорит: — Ужасно устает спина. Весь день сидеть в позе лотоса — физически непросто.

Денис приходит к нам вечерами и сначала разбирает с Машей неправильные глаголы. Мой английский получше, поэтому с ним мы пьем чай и болтаем на языке Стинга о том о сем. Денис говорит по-английски с кембриджским акцентом. Я не знаю, как звучит кембриджский акцент, но когда я слушаю Дениса, то уверен, что именно так.

Каждая беседа начинается с того, что я говорю: — Сегодня никаких серьезных тем, Денис. Легкий, поверхностный треп, шутки, веселье, смех и все такое.

— Окей, — соглашается Денис.

Через 2 минуты мы по уши в философии Шри Раджниша и демографических проблемах человечества. На этом уровне мне не хватает словарного запаса и «незамутненность сознания» приходится изображать руками.

Иногда мы втроем смотрим фильмы. На балконе подушки, столик с фруктами, по периметру горят свечи. С улицы к нам заглядывает луна и склоняются любопытные пальмы. Денис часто жмет на паузу и объясняет тонкости американских идиом. Там, оказывается, столько нюансов, кто бы мог подумать.

— Chiken out, — говорит Денис, — это не «цыпленок на вынос». Это означает «бояться, трусить».

При слове цыпленок Маша вздрагивает. Кур в Арамболе продают живьем, продавец на твоих глазах их режет и сдирает кожу с перьями, как чулок.

— Когда ты покупаешь chiken, Маша, — говорю я, — ты отчаянно chiken out.

— As cool as a cucumber, — задумчиво говорит Денис, — переводится не «прохладный, как огурец», а «невозмутимый».

Через несколько дней после начала занятий я читаю в блоге Дениса: «Занимаюсь английским с новыми знакомыми из непопулярного российского городка». У меня кома. Я-то считал Казань центром галактики Млечный путь, а здесь такое.

Я говорю: — Come on, Denis! Тысячелетняя история, бренд 3-й столицы России, Лобачевский, Шаляпин, Кремль, ЮНЕСКО!

Денис отвечает: — Эээ… oops.

— Универсиада 2013-го года, Денис, чемпионат мира по футболу, лучший IT-парк в стране!

Он говорит: — Хорошо, я посмотрю в Википедии.

Ох, уж эти столичные штучки.

Ладно, мне в любом случае нравится С-Петербург и его жители. Они даже матерятся культурно, а их старики вообще особая порода людей. И когда я разговариваю с молодыми питерцами вроде Дениса, я понимаю, что за город пока можно не волноваться. Надень на них мешок, обрей голову и посади в позу лотоса в полном молчании, все равно будет видно, что это – петербуржец.

Гармонии вам и хороших выходных!

P.S. Кому интересно, блог Дениса.

Поделитесь ссылкой с друзьями!

В ЖЖ!

18 Коммент.

You must be logged in to post a comment.