Чувствовать себя живым

844149a95dcc81781cf120133ce45cd0_700Джереми Кларксон, знаменитый британский журналист, пишет: «Человеческое существо, особенно мужская особь, запрограммировано на то, чтобы брать на себя риск. Если бы наши предки не вышли из пещер, а сидели в них денно и нощно, вряд ли мы стали теми, кем стали».

С этим трудно поспорить. Развитие предполагает накопление опыта, а опыт не набрать без риска. Дальше он размышляет: «Да, мы немного более цивилизованные – у нас есть микроволновка и самолет, но в душе мы те же пещерные люди. Мы все еще разгоняем адреналин, повышаем эндорфин и бьемся за допамин. И единственный способ получить весь этот букет сразу – рисковать».

Вот к чему, в конце концов, подводит Кларксон: «Убеждать людей, что скорость убивает и что надо затормозить, — все равно что бороться с законом тяготения. Мы торопимся не потому, что спешим, мы себя постоянно подстегиваем потому, что только так чувствуем себя живыми».

Чувствуем себя живыми. Проблема, однако, в том, что часто желание почувствовать себя живым приводит к обратному. Можно вдруг обнаружить себя мертвым. Или обнаружить таковыми других.

Например, при езде на автомобиле.

Когда я приезжаю из Казани в Набережные Челны, уже на въезде в город начинаю морщиться. Стиль вождения вокруг меняется разительно. Любимое развлечение челнинских автолюбителей — догонялки на битых девятках. Желтый круг светофора в городе вообще не нужен – сигнал для старта наступает на последних секундах красного. «Вышивание» между полосами считается признаком мастерства. Каждый следующий водитель встает на перекрестке на пол капота дальше соседних. Чтобы, значица, быть первее. И так далее.

Дело, как мне представляется, вот в чем. Первое, это возраст жителей. В Челнах 40 процентов населения — молодежь до 29 лет. В Казани заметно больше водителей постарше и помудрее.

Молодые пассионарии фонтанируют сгустками энергии, чем создают в обществе некоторое напряжение. В прежние времена государство сбрасывало его, время от времени ввязываясь в войнушки. А сейчас? Где демонстрировать молодецкую удаль? В спорте. Но спорт это трудно и потно, это не для всех. В компьютерных играх. В футбольно-фанатских драках. И гонках по городским улицам.

И вторая причина отличия автомобилистов – общий уровень культуры среды. Есть железная корреляция между количеством музеев в городе и стилем вождения. И дело, понятно, совсем не в том, что все водители поголовно посещают выставки импрессионистов.

Школу я закончил в Набережных Челнах, и прекрасно помню, как в 70-80 годы в городе не было ни одной скамейки, на которую можно сесть традиционным способом. Все забирались на спинку, поклав грязные ноги на сиденье. И лузгали семечки. Самый гламурный прикид у подростков был – телогрейка и боты «прощай молодость». И вот почему: на всесоюзную стройку КамАЗ съехались не только замечательные инженеры и опытные строители, но и сброд со всего Союза. Значительную часть составляли бывшие зэки, и молодежь, конечно, не могла устоять перед романтикой блатного форса. Она была модным трендом.

А еще, как однажды заметил мой приятель, в городе выросло целое поколение, не знавшее бабушек. Очень точное наблюдение. Молодежная стройка, вагончики в чистом поле в качестве родового гнезда, куча детишек и тотальный дефицит хранителей традиций и главных разносчиков бытовой культуры – бабушек.

Сейчас подросли уже внуки первых строителей КамАЗа. Они другие. На них не напялишь фуфаек, они зависают в кофейнях и спа-салонах, твиттят чего-то в айфонах и бросают мусор аккуратно в урны. Благодаря им Набережные Челны сегодня – чистый, зеленый, красивый город. И, возможно, через одно-два поколения они дотянутся по уровню культуры до жителей тысячелетней Казани. Надеюсь. Но пока еще многие изображают Шумахеров — чтобы почувствовать себя живыми.

Правовая культура – это когда человек не перепрыгивает барьеры, которые государство для него расставило и подперло статьями УК. Бытовая культура – это когда человек ограничивает себя сам и подпирает ограничения внутренним убеждением «так – правильно».

Не мочиться в подъездах. Не сморкаться на людях. Притормаживать перед пешеходами даже за пределами зебры. Не выкидывать из окна автомобиля сигаретные пачки. Я пропущу тебя, если ты так показательно спешишь, но потом все-таки мигни аварийкой — скажи спасибо. Мне большего не нужно.

Мы добровольно берем на себя обязательства и накладываем запреты. В том числе, и для того, чтобы стремление почувствовать себя живым не вступило в противоречие с интересами окружающих. Ведь они тоже хотят чувствовать себя живыми. А не обнаруживать однажды мертвыми, только потому, что нам захотелось доказать тому лоху на «Фокусе», что мы намного круче.

Поделитесь ссылкой с друзьями!

В ЖЖ!

Нет комментариев

You must be logged in to post a comment.